Александр Беккер: Мы все ждем, когда откроют фабрику!

Член совета директоров ООО "Приморский кондитер" – об "опечатках" на предприятии, синагоге и "руке Москвы", любимой "птичке" и походу в ТОР

Владивосток, 29 марта, PrimaMedia. По решению Фрунзенского районного суда вчера, 28 марта, служба судебных приставов опечатала помещения ООО "Приморский кондитер", одного из крупнейших предприятий пищевой отрасли Приморья. Работа кондитерской фабрики приостановлена на 14 суток по представлению приморского управления Ростехнадзора — из-за нарушений требований промышленной безопасности в работе одного из подразделений фабрики – холодильно-компрессорного участка. О ситуации на фабрике — в эксклюзивном интервью РИА PrimaMedia с Александром Беккером, членом совета директоров ООО "Приморский кондитер", председателем Общественного экспертного совета по развитию сельского хозяйства при губернаторе Приморского края.

— Александр Александрович, почему, на ваш взгляд, суд выбрал столь жесткую меру наказания в отношении фабрики?

— Не буду комментировать принятое судом решение. Хотя, честно сказать, не вижу логики в том, чтобы закрыть все предприятие, не давая тем самым нам возможности исправить ситуацию.

— Почему дошло до крайних мер, неужели у фабрики совсем не было времени устранить замечания?

— С одной стороны, негативным фактором послужила некоторая медлительность наших технических служб, с другой, стечение обстоятельств. Обрисую хронику событий. Мы сами обратились в управление "Ростехнадзора" в связи с необходимостью продлить действие лицензии на опасный объект, тот самый, теперь всем известный холодильно-компрессорный участок. Нам было выдано предписание, что для этого нужно сделать, какие меры предпринять. И мы в рамках заданного алгоритма действовали. Но когда мы уже были фактически в конце пути, перед получением необходимой лицензии в ходе обязательной финальной проверки выявилась еще пара несоответствий — это две двери, которые необходимо переставить, чтобы они открывались в другую сторону, и вентиляция, которую нужно доделать. Это все было 2 февраля этого года.

Работы, по существу, небольшие, которые под силу и нам самим. Проблема в том, что по закону выполнять их может только организация, имеющая на это лицензию. Но вот парадокс: единственная в Приморском крае лицензированная организация на тот момент обанкротилась, и мы оказались в патовой ситуации. Как только появилась новая организация, мы тут же заключили договор на проведение работ, и снова незадача: у руководителя компании не было личной лицензии на эти работы.

Согласно действующему законодательству мы не имеем права "заводить" такую организацию на объект, прежде чем ее руководитель получит лицензию. Так что нам пришлось ждать, когда, наконец, руководитель станет лицензированным, и мы сможем заключить договор и начать необходимые ремонтные работы.

Не успели. Через месяц и 22 дня, прошедшие со 2 февраля, когда были заявлены предписания "Ростехнадзора", фабрику закрыли по суду.

Конечно, нам всем надо было, что называется, проявить расторопность, поискать лицензированную организацию по соседству, в Хабаровске, например. Да если на то пошло, из Москвы специалистов выписать. Но мы, честно сказать, не ожидали, что итог будет столь катастрофичным.

— Скажите, а технически возможно приостановить работу только одного проблемного участка?

— Легко. Как говорят специалисты, на практике обычно один вентиль опечатывают, и все. Или можно было опечатать только аммиачную. К слову, мы вложили немало средств и сил, чтобы привести этот участок в соответствие с очень жесткими нормативами. По сути, мы сделали новую аммиачную компрессорную, которая подходит практически под все параметры безопасности.

— Александр Александрович, некоторые считают, что всему виной некий конфликт между фабрикой и синагогой, представители которой якобы спровоцировали проверки и все остальное?

— Какая ерунда! Мы мирно соседствуем, претензий друг к другу не было и нет. Синагога строились, случались какие-то технические моменты, присущие любой стройке, мы их успешно решали в рабочем порядке. Нормальные, конструктивные отношения.

— А еще говорят о "руке Москвы", вроде как это все происки ваших конкурентов в лице столичных кондитерских предприятий. На местных интернет-форумах народ взволнован: "наших бьют! Хотят "Приморский кондитер" выставить с рынка".

— При желании можно все что угодно за уши притянуть. С коллегами по цеху мы тоже мирно живем. После того как мы подписали с "Объединенными кондитерами" мировое соглашение, у нас не то что конфликтов, профессионального общения никакого нет. Ну разве что в виде совместного присутствия нашей продукции на магазинных полках.

— А как насчет "окошмаривания" бизнеса проверяющими структурами?

— Вы знаете, проверки не мешают нам жить и работать. Все по плану проходит, без проблем. Конечно, любая проверка всегда не очень приятна, потому что смотрят, "копают", но с другой, она дает шанс посмотреть на себя со стороны, увидеть реальную картину дел на предприятии. В плане проверок мы чаще всего сталкиваемся с "Роспотребнадзором", по качеству продукции. Но здесь все в порядке. Тут, к слову, мне недавно руководитель приморского управления "Роспотребнадзора" звонил, удивлялся: когда это мы вас успели закрыть? Нареканий-то нет. – А это просто журналисты перепутали два ведомства.

— "Приморский кондитер" вошел в число якорных резидентов территории опережающего развития в Приморье "Надеждинская". Как там у вас дела продвигаются? ТОРу быть?

— Мы стали участниками ТОР больше года назад. Затянулась процедура оформления земли. Но сейчас, похоже, все идет к логическому завершению, дней через 60 мы получим землю под дальнейшее проектирование.

Тор обязательно будет! Полпред президента РФ в ДВФО Юрий Трутнев очень жестко контролирует этот проект.

Для нас участие в ТОРе просто жизненно необходимо. Фабрика остро нуждается в новых производственных мощностях, для новейшего оборудования, на котором мы уже работаем, нужны новые здания. Мы понимаем, что у нас развитие предприятия затормозилось, в первую очередь, из-за отсутствия площадей и высокой этажности. Сейчас нет современных предприятий выше двух этажей. А у нас все пять!

И вот мы каждый год покупаем новое передовое оборудование и каждый год сталкиваемся с проблемой, где его размещать: новые линии требуют 150 метров в длину, а у нас цех всего лишь 70-метровый, так что приходится в два раза кольца вить…

Технологии так далеко шагнули вперед, что сегодня нам уже нет смысла латать фабрику. Нужны кардинальные перемены. Рассчитываем на ТОР.

— Александр Александрович, напоследок очень важный вопрос. От имени всех сладкоежек Приморья. Почему у "Приморского кондитера" такая дорогая продукция стала?

— Нельзя сказать, что стала. Во-первых, наша продукция всегда была, что называется, "средний плюс", то есть в расчете на людей со средним и выше достатком. Во-вторых, сырье дорожает. Россия, увы, не родина бобов. А мы, вдобавок ко всему, какао-бобы везем через всю страну.

И третий момент, наверное, самый главный: наша продукция выпускается на качественном, экологически чистом сырье и в ее производстве практически для всего объема, за небольшим исключением, применяются только ГОСТовские рецептуры, созданные еще в советские времена. То есть, это высочайшего уровня мерки.

Вот сейчас приходится слышать: приморская "птичка" не та, что раньше. Да нет же, она точно такая, что и 20 лет назад. Просто мы стали другие, наши вкусовые рецепторы когда-то только на "птичку" были "заточены". И нам не с чем было сравнивать, не было такого выбора. Поэтому "птичка" казалась чем-то необыкновенным. И это осталось в памяти.

— Особенный вкусными конфеты казались после того, как изредка повезет прикупить заветную пару коробок с "птичьим молоком", отстояв гигантскую очередь в тем и знаменитой подворотне на Ленинской…

— Да, было такое. Но с тех пор вкус птички не изменился. И это наш бренд, наша история, которыми мы все дорожим.

Как и много лет назад, на "птичку" идет самое лучшее сливочное масло, 100-процентно натуральное, без всяких там пальмовых добавок. На "птичку" идут яйца высшей категории, которые закупаются напрямую с птицефабрики. С сахаром проблем нет, а вот хорошее, качественное сгущенное молоко найти трудно. Обычно это очень дорогое молоко. И мы его используем.

Еще один момент: во всей продукции "Приморского кондитера", даже в бюджетных вариантах, нет заменителей. Хотя многие российские фабрики им активно пользуются для удешевления продукции.

— Поэтому в Приморье и Владивостоке так любят сладости нашей кондитерской фабрики, которая сама уже стала настоящим брендом края. В следующем году вы будете отмечать 110-летие фабрики? Уже начали подготовку?

— Пока мы лишь сидим и ждем, когда откроют фабрику.

— Удачи вам, Александр Александрович. Мы все надеемся.

Подробнее:http://primamedia.ru/news/society/29.03.2016/497645/aleksandr-bekker-mi-vse-zhdem-kogda-otkroyut-fabriku.html

 

Статья размещена с  информационного портала PrimaMedia.  

Перейти по ссылке. 

Вернуться к списку новостей

Использование натуральных ингредиентов при производстве сладостей - делает наши изделия не только вкусными, но и полезными. Мы тщательно подбираем сырье для нашей продукции, каждый ингредиент проходит строжайший контроль.
Высокое качество нашей продукции – наша визитная карточка. Мы твердо придерживаемся ГОСТа, не допуская ни малейших отклонений от его рецептур. Все сладости, что мы производим для вас, проходят семь этапов контроля качества.
 Стандарты обслуживания
Вкусно, натурально, полезно! Предлагаем Вам убедиться в этом, посетив фирменные магазины фабрики «Приморский Кондитер».
© «Приморский кондитер». 2013
info@primkon.ru
Тел.: 8 (423) 240-67-40